Улыбайся сердцем: дневник киборга

Видите протез? Правда, классный? Он у меня появился после травмы на производстве. В декабре 2016 года я попал рукой в подвижной механизм, споткнулся, лишился 4 пальцев (увы, пришить не было возможности). С тех пор я киборг. Такой вот дополненный человек.

Андрей Королёв потерял руку на производстве и стал киборгом

Протез — классная штука. У меня моториканский. Я всё время с ним. Гуляю, работаю по дому. Единственная беда — морозы. Кисть очень мёрзнет, а перчатку таких размеров не найдёшь. Впрочем, ребята из «Моторики» обещали придумать что-то к будущей зиме.

Мне 25. Я техник, работаю сейчас в отделе охраны труда, вожусь с документами (собираю, ношу на подпись, заполняю журналы и таблицы). Но, конечно, душа моя в другом. Раньше я много писал, стихи, небольшие рассказы, часто рисовал. Занимался армрестлингом и подсадил на это всех друзей. Ходил подтягиваться на перекладину и отжиматься на брусьях.

После травмы многие увлечения стали не доступны. Но, знаете что я думаю? Нельзя унывать. Сейчас я увлекаюсь бегом, ищу утяжелители для спортивных новых побед. Сейчас тепло, скоро с другом будем на рыбалке зависать.

«У меня лучшая на свете семья. Вместе нам ничего не страшно»

У меня лучшая на свете семья. Любимая жена, сын, мама моей жены и я. На моей Родине — брат, племянница и моя мама. Все поддерживают, не дают чувствовать себя каким-то не таким.

Знаете, никто даже не испугался. Будто травмы не было. Она не изменила ничего. Я просто почувствовал, насколько сильно моя семья меня любит. Это очень важно. Я бы всем желал иметь такую волшебную, как наша, семью.

Мой типичный день очень прост. Открываю утром глаза, улыбаюсь раздражающему, зато 100% будильнику, понимаю, как я счастлив, смотря на свою семью, умываюсь, пью свой утренний кофе и на работу. Там, как, наверное, все, поскорее мечтаю попасть домой.

Но и в бюрократических задачах я нахожу кайф. Я оптимист и считаю, что все, что мы делаем, важно делать с улыбкой, хотя бы внутри.

С работы я возвращаюсь трусцой. Стараюсь бегать минимум три раза в неделю. Многие недооценивают спорт. А между тем он имеет важный терапевтический эффект. Даже если вас, в целом, ничего не беспокоит. С сыном делаем дома домашнее задание. Ну, конечно, он делает сам, я скорее наблюдаю и учусь у него детской непосредственности, восхищению миром. Еще у нас есть собака. Я гуляю с ней по вечерам, делаю по дому какую-то мелочь, разгадываю кроссворды из баловства иногда. И все.

Такой вот обычный день. И я ни на что бы ни один из них не променял. Жизнь в мелочах. Радость внутри.

Настоящая жизнь — в мелочах. Все что нужно — напоминать себе быть внимательнее к ней. Второй такой не будет. Жить нужно здесь и сейчас.

Мои друзья активные и позитивные люди. Да, конечно, они были опечалены фактором травмы, но собрались и никто из них не «жалеет» меня, крайне вредное качество, должен вам сказать! Ребята не дают мне скучать, то позовут на интеллектуальные игры, то на соревнования по бегу. Протеза моего не пугаются, я бы сказал, напротив, восхищаются, постоянно спрашивают как работает, из чего сделан, тяжелый ли, удобен ли, и как мне с ним. Поносить не просят. Но если бы не приметы, уверен, попросили бы.

Иногда прохожие спрашивают: не робот ли я? Но, думаю, они шутят. Испытывают неловкость, не знают. как себя вести. Но мне это кажется забавным. Я, в принципе, не слишком обидчивый. Единственное, я крепко задумался на вопрос: не перчатка ли это для скалолазания, просто представил себе понять процесс, будет ли, правда, удобно лазить с такой?

Планов я не строю. То есть, конечно, планирую купит машину, сделать в комнате ремонт, махнуть в путешествие по России. Но именно планирование занимает меня мало. Я предпочитаю воплощать то, что пришло в голову. Это дает определенную «лёгкость бытия». А мечта… хочу я простых вещей. Счастья для сына и своей семьи, и чтобы окружающие реагировали менее настороженно на киборгов. Не за себя говорю. За других ребят.

Лёва супергерой

У моего старшего сына — врожденная аномалия развития левой кисти руки. Аплазия. Это не генетика, но так случилось, что одна кисть недоразвилась. От этого, как вы понимаете, не застрахован никто. Ни богач, ни бедняк, ни заядлый спортсмен или зожник, никто на земле. И ничего страшного в этом нет. Просто наш сын немного другой. Уникальный. Единственный на всей Земле. Как если бы у него были фиолетовые глаза. Только это наш Лев.

#Лёвасупергерой

С появлением первого «уникального» ребенка жизнь поменялась кардинально. Как и с появлением второго, не менее уникального. Просто по той­­ причине, что дети меняют жизнь. Любая пара пересматривает свои ценности, взгляды, приоритеты с появлением ребенка, что говорить о нашей #суперсемейке, где дети – святая святых .


Мы с мужем очень упрямые, нас сложно чем-то остановить. Когда речь идет о наших детях, конечно, мы сделаем все, чтобы сделать их счастливыми и никогда – никогда наш старший сын не почувствовал, что он какой-то не такой. Не такое общество. А он – удивительный.


До декрета я работала в известных глянцевых изданиях нашего Воронежа. Была PR-директором. Занималась организацией мероприятий, раскруткой журналов и , в общем-то, была достаточно медийной барышней. Мой муж — Игорь Анискевич — футболист, тренер по футболу, преподаватель ВГИФК и основатель футбольной школы, а ныне — Футбольного Клуба «Штурм» для малышей.

Анна Гурская-Анисевич, @Barbie_mafia

Сейчас я работаю на радио. У меня программа, которая называется «Мама может». Я пишу книгу, веду блог. Открыто рассказываю о наших сыновьях и жизни. Отношение общества к людям, которые чем-то отличаются от них, нужно менять. Я вижу, как многие из читателей перебороли настороженность, перестали жалостливо относиться к таким как Лев. Ведь он не нуждается в жалости. Он, как и все мы нуждается в принятии, в оценке его личности, в нашей, родительской любви. Я рада, что мои заметки помогают другим родителям справиться с комплексами, касательно того, что их дети иначе выглядят. Рада, что это помогает. Я считаю, что нужно не стесняться и честно рассказывать обо всем.

Мои дети — лучший подарок Мироздания

Мне 33 года, красивая цифра, да? Моему мужу 29. И сейчас во втором декретном отпуске. Наши сыновья не погодки, но разница небольшая, так что воспитываем одновременно двух сорванцов.

Второй наш ребенок, Лука, родился без патологий, что еще раз подтверждает, что генетика ни при чем. Всем мамам я бы, если могла, сказала бы, чтобы не боялись рожать еще малышей. Обязательно. Мало что делает человека настолько счастливым.

Дети – это что-то невероятное. Что-то из мира сказок и чудес.

День наш обычный всегда необычен. Мы ищем вдохновение во всем. Рано встаем, около 7 утра, завтракаем, муж делает с сыновьями зарядку, бежит на работу/ы!, я остаюсь дома с детьми. Дальше мы либо отправляемся с Лёвой на реабилитационные процедуры: массаж, ЛФК, бассейн, либо мы проводим время дома, гуляем, а в выходные у мальчиков футбол. У нас частный дом, так что с прогулками проблем нет.

Я самая счастливая на свете женщина: меня любят без памяти трое прекрасных мужчин.

Лёву обожают наши друзья. Да и как его, такого нежного и дружелюбного можно не любить? Все поддержали идею с протезированием. Помогли собрать средства на создание и установку супер-руки. Надо сказать, Лёва не упускает возможности похвастать протезом показать, на что тот способен, продемонстрировать свои умения. У всех вызывает это восторг.

До «киби» протеза мы не пользовались протезами вообще. Сын справлялся, ему было намного удобнее и привычнее, нежели с неподвижной имитацией руки, которую предлагают обычно в центрах протезирования. Но благодаря моториканскому протезу кисти (читай «супер-руки», так и называем ее в семье) многие вещи, делать стало удобнее: хватать, придерживать, держать и поднимать. Одеваем ее как дома, когда располагает к этому игра, так и на выход. #Лёвасупергерой (это мы с друзьями придумали специальный тэг) пока все ещё привыкает к ней, но и находиться с протезом может очень продолжительное время.

Единственное, Лев — очень активный парень, поэтому иногда переживаем за сохранность гаджета. Боюсь, что мелкий ремонт ему светит чаще, чем бы нам этого хотелось.

#Лёва -супергерой на съемках на Первом канале вместе с другими ребятами-киборгами

На данный момент раскрывать все карты не буду, но в ближайших планах жесткий выход из зоны комфорта, а именно — смена места жительства. Надеюсь, все получится. Конечно, не все мечты связаны с детьми. Личные у нас с мужем тоже есть. Я, вот, например, хотела бы работать на телевидении, сняться в кино, дочь родить. Муж – стать заметной фигурой в футбольном мире, не обязательно российском. Он многое делает для этого: пишет научные работы, диссертацию, ведёт проекты и пытается сломать систему. Я восхищаюсь им. И считаю себя невероятно счастливой женщиной. Меня любят, по – настоящему, искренне, три мужчины – мой муж и мои сыновья, оберегают меня, балуют, вдохновляют. Я бы хотела, чтобы, если когда-то у меня будет дочь, ей также повезло с избранником, как и мне.


Что будет дальше? Знает только Бог. Но мы должны ему помочь воплотить все его замыслы и стремиться к тому, чтобы стать лучше и сделать жизнь наших родных счастливой.

 

Моторика на OTWORLD 2018

С 15 по 17 мая в Лейпциге, Германия, наша компания примет участие в выставке OTWORLD 2018. В рамках мероприятия будут продемонстрированы главные инновации международного рынка ортопедической техники.

На выставке мы будем готовы обсудить самые актуальные темы в отрасли протезирования. На нашем стенде будут продемонстрированы тяговые и бионические протезы собственной разработки, а так же пройдет первая презентация прототипа реабилитационной платформы виртуальной реальности!
Ищите нашу команду в зале 3 на стенде D28.

Суровый технарь

Наш инженер-конструктор Дмитрий Святенко рассказал о том, как вышло так, что выпускник Бауманки всё своё время посвящает детским бионическим протезам.


Больше всего в жизни меня раздражает то, что в сутках 24 часа. Возможность же делать крутой, полезный продукт — вдохновляет.


Дмитрий Святенко, инженер-конструктор компании «Моторика»

Я всегда занимался техникой. Учился на факультете робототехники в Бауманке. Это все и определило. Но, наверное, даже если бы я учился не там, все равно занимался бы чем-то схожим, чем-то, что позволяет делать жизнь удобнее, лучше, красивее. Учитывая, что у меня технический склад, мало вероятно, что я стал бы кем-то другим.

Первая моя работа называлась довольно сурово: слесарь-сборщик. Собирал пожарные извещатели летом. Потом я был электромехаником. Чинил лифты. Потом ушел в военную тему и даже поработал на заводе «Метровагонмаш», нестандартное оборудование проектировал. Это было интересно, но не то.

А с 2013 года, имея тягу ко всему необычному и, по возможности, приносящему пользу, я работаю в сфере протезирования. Сначала работал над разработкой бионического колена, но, увы, проект не вышел на широкий рынок. А сейчас меня занимают бионические протезы рук. Это невероятно мотивирует. Ведь люди, для которых мы делаем протезы, справляются с огромным числом задач. И мы, разработчики, дизайнеры, врачи, инженеры, можем сделать их жизнь комфортнее, радостнее, проще.

Тем более вдохновляет тот факт, что разработка детского бионического протеза, которой я занимаюсь, возможна благодаря тому, что мы собрали деньги на Boomstarter. То есть на народные деньги. Это не только вдохновляет, но и налагает огромную ответственность.

как проходил сбор средств на разработку детского бионического протеза

В работе разное случается. Иногда приходится осваивать смежные профессиональные области. Например, мы внедряли геймификацию при реабилитации, чтобы буквально «словить» ребенка для примерки протеза. Очень уж активная девочка. Так узнаешь многое о психологии, педагогике, медицинской реабилитации. Это развивает.


Но, главное, все это делает работу осознанной. То есть ты просыпаешься утром, идешь в офис, работаешь над своими задачами, потом видишь эти детские улыбки, читаешь пользовательские отзывы, смотришь на их фотографии и понимаешь: не зря.


 

Я мечтаю о том, чтобы поскорее завершить разработку детской бионической руки, и, конечно, чтобы 3D печать стала намного доступнее. То есть сейчас на производствах используют для производства пластика гранулы, в 3D печати пока не так, все материалы очень дорогие, поэтому и цены на протезы достаточно высокие. Сумеем внедрить гранулированный пластик, многое изменится.

Нужно заниматься тем, что приносит пользу людям, иначе зачем вообще жить?

Ну, вообще, когда все коллеги, по- хорошему, одержимы своей работой, сам становишься таким же. Поэтому вступайте вместе с нами на путь джедаев!


Кстати, до 31 мая у молодых и смелых есть возможность работать вместе с Димой! Мы придумали конкурс на разработку экспериментальных технологий в области протезирования рук и реабилитации. Так что если Вы, как наш Дима, готовы бросить вызов устаревшим технологиям и не боитесь по-новому взглянуть на то, каким должен быть современный протез, срочно смотрите подробности конкурса и присылайте заявки. Призовой фонд, между прочим, полмиллиона! 


конкурс на разработку экспериментальных технологий в области протезирования рук и реабилитации

Сайт конкурса.

«Смотри, терминатор пришёл!». История Оксаны — 8-летней девочки, у которой вместо руки протез

Оксане 8 лет, она родилась без левой кисти руки. В три года ей сделали тяговый протез кисти — он работает за счёт движения лучезапястного сустава. С помощью протеза Оксана прыгает на скакалке, плавает, делает всё по дому и даже забывает, что чем-то отличается от других детей. О том, как живётся «детям-киборгам», — рассказал папа девочки Евгений Домрачев.

У Оксаны аплазия — врождённое отсутствие конечности. Объяснять дочке, почему у неё нет руки, — непросто. Обычно я отшучиваюсь и говорю: «В роддоме недоукомплектовали» или «Что выросло — то выросло!». Оксана всегда смеётся над моими ответами. Хотя, понимаю, что потом ей нужны будут подробности посущественнее. Вообще, моя дочь — оптимист, и я уверен, что в будущем она всё поймёт правильно. Единственное, из-за чего я переживал, как к ней будут относиться окружающие и как она будет жить.

Мама Оксаны подала на развод, когда дочке исполнился год. Ей было 23 года — молодая девчонка, которая ещё не нагулялась. Она сказала, что устала и хочет пожить в свою волю. Тогда я решил, что такая мама нам не нужна. О ней мы с Ксюшей говорим нечасто, но всегда правду. Обычно говорю так: «Твоя мама хотела свободу от домашних дел, от тебя и от меня. Она её сполна получила. И все счастливы: и мы с тобой — и она». Иногда мы вместе пересматриваем фотографии с мамой: дочь любит её наряды. А на вопросы «Ксю, а где твоя мама?» — она спокойно отвечает: «Мы с папой её выгнали».


Оксана живёт с протезом уже пять лет

Когда Оксане исполнилось три года, я стал искать для неё протез. Но до этого пришлось ещё долго искать врача, который мог бы сделать слепок с руки, чтобы начать изготавливать протез. В Москве все отказывались: никто не сталкивался с такими запросами до нас. В итоге за слепком пришлось ехать в Санкт-Петербург. С ним мы пришли к молодым ребятам-инженерам из компании «Моторика», которые бесплатно сделали первый протез. С тех пор Ксюша тестирует все новые киберпротезы и насадки на протезы — от насадки для прыжков на скакалке, кстати, её рекорд 57 оборотов, до насадки дополненной реальности.

Сейчас Оксана занимается в нескольких кружках, ходит на плавание, в школе участвует во всех мероприятиях, играет в спектаклях, ездит на олимпиады. Недавно вот заняла первое место в классе на олимпиаде по рисованию. Учителя её поддерживают.


Ксюша обожает плавать и мечтает поехать на Паралимпийские игры

А ещё Оксана — фанат биатлонистки Дарьи Домрачевой. И уже подумывает о Паралимпиаде: будет, видимо, паралимпийской чемпионкой по плаванию, девочкой-амфибией. Я мечтаю дать дочке хорошее образование и сделать всё, чтобы вывести её в состав молодёжной паралимпийской сборной России по плаванию. Оксана уже два года занимается с тренером олимпийского резерва, он её хвалит. Сама Оксана мечтает поскорее окончить школу (обязательно с золотой медалью) и чтобы папа купил ей машину. Она обожает машины. А вдвоём мы мечтаем о море. Ну и иногда ещё можем помечтать об экспедиции на Марс. Озеленили бы его и гостили там зимой.

Я никогда толком не думал об эмиграции. Но, бесспорно, есть вещи, которые раздражают. Беспечность, например, безалаберность, халатность. Сам такой, поэтому знаю. Я замечаю, как меняется менталитет людей в России — медленно, но в лучшую сторону. Это и называется эволюцией.

Когда Оксана родилась, я, конечно, переживал, как к ней будут относиться в обществе. Но на деле столкнулся с неприятием таких детей, как она, пару раз — когда другие дети начинали её дразнить. Прежде всего, это вопрос воспитания. Родители не рассказывают своим детям, что кто-то может отличаться от нас, но при этом мы все равны. У детей обычно две реакции на людей с протезами: удивление или желание обозвать. Я учу дочку: «У тебя удар с левой сильнее, чем с правой». Пусть она это знает. И все знают.


Оксана живёт вдвоём с папой Женей

В школе к Оксане уже привыкли, а когда она приходит туда со своим модным киберпротезом, ей там кричат: «О, терминатор пришёл! Где твоя рука, терминатор?». Вокруг неё собираются дети, говорят, что хотят себе такой же протез. Главное, чтобы ребёнок не комплексовал и мог спокойно ответить на все расспросы и даже пошутить. Я рад, что разные дети учатся вместе в одном классе, а не в каких-то специальных учреждениях. Важно никого не отделять: тогда и дети-киборги быстрее социализируются, и обычные дети научатся быть терпимее. Если ребёнок-инвалид находится в кругу обычных детей, то и он к ним, и они к нему быстро привыкают и не обращают внимания на инвалидность.

К неудобным вопросам я быстро привык, но как на них правильно отвечать, честно говоря, до сих пор не знаю. Стараюсь делать это с юмором. Самым настырным отвечаю так долго и подробно, что человек, который задал неудобный вопрос, возможно, в следующий раз задумается.

Многие, конечно, удивляются: мол, отцов, которые воспитывают детей одни, мало, а твой случай вообще какой-то исключительный. Это не так. Всё-таки воспитываю я не совсем один: мне помогает брат Лёша, а летом моя мама, Ксюшина бабушка. С братом мы вместе работаем в своём небольшом сервисе по ремонту телефонов и компьютеров. Пока я на работе, Лёша встречает Оксану из школы и занимается с ней. В эти дни я вижу дочку только по утрам, собираю и провожаю в школу, и вечером, после работы. Два дня в неделю брат заменяет меня в сервисе — это время я провожу с дочкой.


«Когда была маленькая, я часто грызла ногти, и папа отрезал мне руку»

Никаких проблем с Оксаной нет. Ну максимум — вечный беспорядок в комнате. Никак не могу приучить к порядку. В остальном просто слежу за успеваемостью в школе. Ну и немного переживаю за её будущее — как, наверное, и все отцы.

А вообще, я бы хотел сказать родителям других детей-киборгов, таких, как моя Оксана: гордитесь своим ребёнком! Вы пример поведения, восприятия и действий для своего ребёнка. А детям, как моя Ксюша, важно помнить, что только принимая себя такими, какие вы есть, не стесняясь своего тела, можно обрести счастье. Ведь вы — это лучшее, что случилось с вашими родителями.

КИБИ-протез для фаната Mortal Combat

Знакомьтесь, это Матвей. В июле ему исполнится семь и в сентябре он пойдет в школу c черным активным протезом. Накануне Дня Космонавтики, Матвей получил свой заветный гаджет с насадкой дополненной реальности.

При нашей встрече Матвей скромничал (хотя кто бы не скромничал, когда с десяток незнакомых взрослых окружат со всех сторон). Мы решили поболтать с ним про дизайн его протеза, который он придумал сам.

Мальчик большой фанат игры Mortal Combat, знает всех персонажей наизусть. Вы и не представляете, сколько споров возникло на темы: «Злой или добрый персонаж Скорпион?» или «Крут Лю Кенг или нет?». В стилистике игры Матвей и решил сделать свой протез: черный корпус, на котором изображен красный дракон (символ игры и фильма «Mortal Combat»).

Наши бурные обсуждения про персонажей фильма закончились миром и маленькой фотосессией. Папа Матвея по секрету рассказал нам, что когда вырастет, Матвей мечтает стать ученым и разрабатывать разные лекарства. А вдохновили его на это мы, команда «Моторики».

Кстати, Матвею один из первых стал обладателем нашей новой насадки виртуальной реальности. Теперь он сможет играть не только на компьютере, но и с помощью протеза.

Будущее и настоящее реабилитации в виртуальной реальности

Принято считать, что виртуальная реальность создавалась и используется для игр, но также она активно внедряется и в медицине. Больше пяти лет VR применяется в реабилитационной практике, высокие результаты ее применения нашли отражения в международных научных исследованиях.

Опыт мирового сообщества

В конце прошлого века три колумбийских ученых-реабилитолога (Carr J., Shepherd R. A.,Woollacott M.H., Shumway-Cook A.) ввели требования, которым должна отвечать эффективная реабилитационная помощь.

  • Во-первых, реабилитационная тренировка происходит в среде, близкой к бытовым условиям;
  • Во-вторых, человек должен быть активно вовлечен в процесс занятия;
  • И наконец, учитывая, что процесс обучения движению всегда происходит методом проб и ошибок, пациенту необходима точная и объективная обратная связь о том, насколько качественно ему удалось справиться с заданием.

В зале ЛФК или дома добиться выполнения всех трех условий непросто. И здесь на помощь может прийти виртуальная реальность. В VR на сегодняшний день можно создать практически любое пространство и дать подробную обратную связь о выполнении того или иного этапа. Кроме того, в проведенном в 2005 году исследовании (Kizony R. et al.,Thornton M. et al., 2005) было показано, что при использовании виртуальной реальности в реабилитационной практике у пациентов отмечается повышение мотивации, заинтересованности, а также желания продолжать лечение и восстановление.

Виртуальная реальность способна помочь человеку с нарушениями здоровья, повысив его мышечную активность, улучшив навыки координации, равновесия и селективности движений, а также обеспечив внутреннюю уверенность в своих действиях. Доказано, что характеристики движения, выполненного в реальном пространстве не имеют значимого отличия от движения в виртуальной среде [Viau A. et al., 2004]. Таким образом, начинать учиться использовать столовые предметы можно в виртуальной среде в игровой форме, а потом перенести уже сформированные навыки в реальный мир.

VR положительно зарекомендовала себя в вопросах реабилитационной помощи. В ведущих мировых клиниках она уже является неотъемлемой частью процесса лечения. Так в институте г. Чикаго специальную перчатку для тренировки силы разжатия и сжатия пальцев применяют с 2005 года. Пациент надевает перчатку и шлем виртуальной реальности, его задача – взять виртуальную баночку колы, переставить ее и отпустить. Если пациенту не хватает силы для сгибания или разгибания, перчатка помогает завершить движение до конца. Если задача выполняется успешно, звучит специальный «победный» сигнал [Luo X. et al., 2005].

Российский опыт

Исследование результатов реабилитации с использованием виртуальной реальности проводят не только за рубежом, но и в России. В Научном Центре Неврологии в г. Москве 47 пациентов с нарушением функции верхней конечности проходили тренировки, играя в виртуальный боулинг, таким образом тренируя силу и точность движений. Для оценки результатов использовались общепринятые в международной практике тесты и шкалы, которые достоверно показали, что после курса реабилитации у пациентов, участвовавших в исследовании, значительно снизилась степень ограничения движения, количество компенсаторных реакций, время на планирование движения, при этом точность движения значительно повысилась, а траектория движения стала значительно лучше [Черникова Л.А. и др., 2011].

Тренировки в виртуальной реальности ведут не только к улучшению практических функций, но и к реорганизации структур головного мозга. Результат подобной реабилитации фиксируется на высоком уровне и поэтому является достаточно стойким [A. Turolla и соавт., 2013].

Реабилитация в виртуальной среде при протезировании верхних конечностей

К сожалению, значимого опыта применения VR при протезировании верхних конечностей сегодня еще нет. Но учитывая научно-доказанный успех использования виртуальных программ в вопросах восстановления равновесия, увеличения подвижности и функции верхних конечностей, данное направление является перспективным как для нашей страны, так и для всего мира.



Лаборатория (тренажерная комната)

 

Компания «Моторика» запускает первый в мире собственный проект по использованию виртуальной реальности в реабилитации при протезировании верхних конечностей.

Наши инженеры совместно с врачами-реабилитологами и командой Formika lab уже проектируют комнаты инициализации — виртуальные пространства, в которых будет проходить игрово-реабилитационный процесс, прописывают сценарии «игры» для пилотов с протезами. За процессом проведения «виртуальной реабилитации» можно будет наблюдать от первого и от третьего лица. Уже сейчас мы проводим тренировку мышц культи для подготовки к биоэлектрическому протезированию  в игровой форме (пользователь управляет машиной в гонке с помощью сгибания кисти) и видим не только положительные результаты в укреплении мышц человека, но и получаем восторженные отзывы пациентов о самом процессе.

Илья Чех, генеральный директор Моторики

Будущее

Мы ставим перед собой высокие цели – значительно повысить результаты реабилитации наших пациентов, провести серьезное научное исследование, которое позволит объективно показать все сильные стороны данной технологии в вопросах восстановительного лечения и ввести обоснованные стандарты реабилитации при протезировании верхних конечностей.

Положительный опыт в использовании протеза при проведении реабилитации не только улучшит физическое состояние человека, но и сделает его более уверенным в себе, ведь в виртуальной среде можно менять сложность под каждого пациента, а также программировать больше ситуаций успеха в освоении навыков.

Алина Кузякина, специалист по реабилитации Моторики

Виртуальная реальность сегодня не может заменить традиционных реабилитационных методик и подходов, однако она уже представляет собой доступный механизм значительного улучшения качества и доступности реабилитации, и позволяет достичь очень хорошего результата в вопросах восстановления.

Киборги и постмодерн на Fashion Week

Эпоха постмодерна меняет человека и заставляет нас задуматься, что есть красота человека в наше время. Вдохновением для коллекции бренда MINTSEV, основанного российским дизайнером-авангардистом Кириллом Минцевым, послужили необычные сочетания традиций востока и технологии. И, конечно, люди будущего — наши киборги Аймана Молдабекова и Дмитрий Кошечкин.

В Музее Москвы в рамках Mercedes Benz Fashion Week Russia и Futurum Moscow состоялся уникальный премьерный показ, где в качестве моделей выступили известные модели, блогеры и киборги с нашими высокотехнологичными функциональными протезами.

Дмитрий Кошечкин

Дмитрий Кошечкин:

«Было очень интересно сегодня участвовать в показе. Интересен образ джедая, оторый прекрасно дополняет мой протез, который сделали ребята из «Моторики». Ношу его уже полтора года после определённых событий, но вот этот образ говорит о каком-то новом поколении людей, людей будущего, киборгов».


Наша гениальность кроется за миллионами дверей, к которым тянет наше сердце каждый день. Каждую из этих дверей нужно открыть без страха, чтобы получить свой уникальный опыт.


Кирилл Минцев:

«Будущее уже наступило, технологии и новые материалы уже перебираются в нашу жизнь. Рад представить вам моих постлюдей».

Дизайнер Кирилл Минцев

Все прошло очень хорошо. Я доволен. До сих пор не верится, что удалось собрать всю эту концепцию воедино. Хотелось создать не просто показ, а что-то более нестандартное, и при этом — актуальное. Многие ждали от меня театральности, но, мне кажется, я сумел соединить уличную моду и свой театральный опыт. Показ режиссировал самостоятельно, за музыку отвечал Андрей Рыжков mclis, а завершала показ песня моей подруги Яны Блиндер. Ну а модели, это вообще, фантастика. Когда я увидел показ со стороны, как все сложилось… Это сложно описать. Я очень рад. И результату, и отзывам.


Как вообще всё так получилось, не знаю. Это какая-то магия. Я специально не брал только профессиональных подиумных моделей, мне интересно было взять сильных личностей, при этом уникальных, благодаря, в том числе, своим внешним данным. Каждый, кто прошел в моем показе — это, в первую очередь, личность, и личность неординарная.

Взять, в примеру, киборгов из «Моторики», красавица Аймана, которая специально прилетела из Казахстана в Москву, Дима Кошечкин, вообще удивительнейший человек, перенес онколгию, ампутацию, а сам — вдохновляет людей! Мы несколько часов с ним говорили о Мироздании (если вы понимаете о чем я). Многие из них стали моими друзьями.


После показа какой-то невероятный заряд энергии и понимание будущего: появился огромный стимул двигаться дальше, смелее, быстрее. Многие поняли концепцию, и это — самое прекрасное. Благодаря разным тапажам моделей, их уникальности, я сумел донести идею до совершенно разных людей.


Конечно, я думал, всё будет проще: много подводных камней, впрочем, как и в любом мероприятии. Но все оправдалось, и всё не зря. И, если бы не было такой команды, я бы ничего не сделал. Честно, я даже не ожидал, что будет так много людей. От этого становится очень тепло.

Думаю, мы повторим этот опыт на Сoncept Market, уже в апреле и, возможно, в Самаре в рамках Volga Fashion Week.

Аймана Молдабекова:

Я всегда мечтала пройтись по подиуму, и теперь поняла — возможно всё. Ощущения были невероятные, когда все смотрят на тебя, когда ты — часть чего-то большего. Это вдохновляет. Все модели, модели людей будущего подружились между собой. С некоторыми общаемся сейчас чуть ли ни какждый день.

Аймана Молдабекова

Это уже второй модный показ, в котором наши киборги принимают участие. О том, как это было в минувшем году читайте в нашей статье.

Понравилась статья? Подписывайтесь на наш telegram и instagram, чтобы быть в курсе всех кибер-новостей.

Кибер-дизайн: создавая будущее

Мы поговорили с нашим одиозным кибер-дизайнером Никитой Реплянским, чтобы узнать о том, что происходит с индустрией, и когда киборгом станет каждый.

Ольга Запивохина, пережившая трепанацию черепазакрывает показ коллекции «Киборг» бренда Gucci в Милане

Последние годы модные показы стали походить на фантастические фильмы. С одним отличием — это реальность. Теперь всё внимание приковано к киборгам XXI века: сверхлюдям, сумевшим сделать слабость силой.

Никита Реплянский с моделью своего кибер-протеза

— Второй год подряд на подиум Mercedes-Benz Fashion Week выходят модели-киборги. Вы, совместно с компанией Моторика, создали дизайн кибер-протезов, которые изумили fashion — публику. Откуда взялась идея?

Идея самовыражения людей с ограниченными возможностями при помощи высокотехнологичных протезов и других средств реабилитация захватывает меня уже 4 года. Меня вдохновляет трансформация тела и разума. В “Моторике” мы не пытаемся просто “починить” чье-то тело. Мы думаем о жизни человека с протезом целиком, коммуникации со средой вокруг него и другими людьми, ищем разные подходы к решению функциональных задач, исследуем новые возможности применения носимых технологий, помогаем нашим клиентам верить в себя, становиться сильнее, достигать свои мечты и, конечно же, меняем отношение общества к вопросу инвалидности.

Научная фантастика для меня — источник вдохновения и одновременно соревнование.

С 2008 года я работал в индустрии видеоигр художником и обрел немало полезных навыков, знаний, а главное умению учиться. Играя в современные игры можно очень многому научиться, не стоит относить их только к развлечению. Геймдев — это кипящая лаборатория дизайна и исследований международного творческого комьюнити. Поэтому, начиная новый проект, я всегда думаю о том как при этом удивить и своих профессиональных коллег по цеху, работающих в цифровой реальности. Это непросто, там тысячи сильных ребят.

Я делюсь концепциями с командой экстренного творческого реагирования в Моторике, мы находим то, что вдохновляет всех, и начинаем новый эксперимент. В публичных проектах, как с Mercedes-Bens Fashion Week, мы всегда ставим себе новую планку и делаем то, что еще не делали до этого.

На Mercedes-Benz Fashion Week мы показали два новых направления: прокаченный, технологичный протез с wi-fi модулем и встроенной миди-клавиатурой, и протез-модный аксессуар, с возможностью кастомизации украшений. Мне хочется, чтобы видя наши протезы, люди не просто не верили, что это сделано в России, мне хочется, чтобы они думали, что это фантастика, которая случается на их глазах, в их жизни.

— Какой была реакция на моделей и сами протезы? Не было ли страха у посетителей, не привыкших к подобному?

От посетителей модных показов, признаюсь, ожидаешь чего угодно, но не того, что мы увидели. Зрители буквально “облепили” наших моделей и долго не могли понять, почему протез нельзя померить. Им казалось, что это модные роботизированные перчатки, части костюмов супергероев, изысканные аксессуары, всё что угодно, но не протезы. И когда они понимали, что эти девайсы заменяют руки, они были шокированы, задавали десятки вопросов, спрашивали, когда появятся “дополнительные” руки для полностью здоровых людей.

Оказалось, что стать человеком дополненным, кибер-человеком, хотят очень многие. И далеко не только из функциональных соображений.

Подобная реакция оказалась приятным сюрпризом, как для меня, так и для инженеров. К слову, это единственная на сегодняшний день компания в России, которая создает подобные протезы и помогает тем, кому они нужны, получить их бесплатно, за счёт государственной компенсации.

— Как создаются эти протезы?

У нас был примерно месяц, когда мы приняли решение участвовать в проекте Fashion Futurum. Проект начинается с посева идей. Я формирую облако концепций, с которыми будет интересно работать. Далее мы ищем моделей, которые хотят разделить нашу инициативу. Когда модели утверждаются, мы понимаем с каким типом протеза будем работать. Начинается брейншторм на базе первичных наработок уже совместно с инженерами, мы приходим к общему знаменателю и начинаем производство.

Цифровая часть производства — это микс из разных программ, служащий двум задачам: визуализация дизайна до производства и создание 3д модели под 3д печать, которая будет готова к последующей постобработке, сборке и интеграции непечатных компонентов. Далее проект начинает жизнь в физической реальности и мы продолжаем его дорабатывать вместе с инженерами. Над этим проектом мне активнее всего помогали: Алексей Шиков по проектированию механики, также подключился мой хороший друг Александр Парамонов, разработчик электронного модуля. Он не в составе Моторики, но принимает участие в очень многих моих проектах. Ну и конечно много помощи было от моториканцев по разным прикладным задачам.

Мы делаем разные протезы. Я создавал дизайн основных линеек. Поток клиентов большой, каждый протез уникален, изготовлен по индивидуальным размерам.

Инженеры тоже становятся дизайнерами и вносят корректировки по просьбам и интересам клиента. Они подчеркивают личность человека, отражают его интересы, вкусы.

Я продолжаю разрабатывать новые рабочие линейки и экспериментальные модели. Мне не понятно, почему у человека, в которого нет части руки или всей руки должен быть один протез. Я убежден, что это может стать отличным способом самовыражения. Скажем, я обожаю хорошие кроссовки. Удобные, красивые, разные. Почему у киборга должна быть одна рука? Протез — это его “фишка”, то, что позволит ему отобразить своё я. Эти ребята могут ходить, высоко подняв голову, это сильные люди, прошедшие через многое, и они задают тренды. У нас очередь на съемки.

— Если затрагивать практическую сторону, насколько востребованы подобные протезы в России?

Сейчас поступает около 100 запросов в месяц — при том, что в России 60 тысяч нуждающихся в протезах человек. И ещё десятки тысяч — в странах СНГ.

Наши потенциальные клиенты начинают понимать, что протезирование может быть очень разным. У каждого свои цели: кто-то хочет более нейтральный протез, кто-то, наоборот, хочет быть центром внимания. Недавно одна из наших клиенток призналась, что она действительно стала особенной и сейчас живет очень яркой жизнью.

— С одной стороны, многие проявляют интерес к киборгам, трансгуманизму, хотят ими даже стать. С другой стороны, в обществе остается проблема неадекватного отношения к инвалидам, даже если те выглядят как киборги, притягательно для современного человека, поколения marvel. На твой взгляд, мир, в котором киборги и обычные люди гармоничны в эмоциональном восприятии друг друга, возможен?

Если говорить именно о протезах, необходимо формировать моду на ношение протезов среди тех, кому они нужны, в первую очередь. И такие как я, дизайнеры, фотографы, блогеры, как раз могут помочь в формировании тренда.

Многие не понимают того, что функциональность для человека, у которого нет руки, либо же ее функции ограничены, не единственный важный фактор. Именно по этим причинам, удобный и привычный многим пациентам крюк — не заменяет того, чем протез должен быть — высокотехнологичным функциональным аксессуаром, эстетически красивым, позволяющим самоидентифицировать человека.

Огромное число людей, которым нужен протез не знают о том, что свою слабость можно сделать силой, они не понимают того, что это может стать преимуществом. Просто потому что нет сформированного тренда. Он есть зарубежом, но не в России.

Мне хорошо знакомо ощущение дуальности болезни. Я перенес онкологию в 22 года, год провел в больнице, добрую часть времени просидев в инвалидном кресле. Я хорошо понимал, что либо умру, либо ситуация, произошедшая со мной, изменит меня, станет трамплином моего развития, точкой роста. Я выбрал второе. Сделал болезнь преимуществом. Пройдя болезнь я бросил все силы на развитие собственных навыков, чтобы изменить мир в том, что получается у меня лучше всего — через образ и эстетику приближать будущее, фантастику адаптировать в реальность.

И хотя у меня, как у любого, случаются кризисы веры, периоды, когда я думаю, что говорю с обществом на разных языках, я не перестаю идти к цели. Мы отстаем от передовых стран во всем, что касается киборгизации, трансгуманизма. Но в наших руках менять это. И я уверен, что протезы, которые мы делаем, еще сыграют свою роль в этой фантастической саге превращения запуганного и невежественного общества в открытый, свободный мир, где быть дополненным человеком — значит быть нормальным.

Проекты Никитыhttps://www.behance.net/replyanski, https://www.instagram.com/n.replyanski/

Киборг рассказал о самом сокровенном

Дмитрий Игнатов потерял ногу из-за военной травмы — во время дислокации на него упала ракетная установка. В госпитале он очнулся уже без ноги, но был уверен: все наладится. Сейчас Дима самый известный киборг России, спортсмен, телеведущий, завидный жених для многих девушек. Мы поговорили с ним о жизни и будущем киборгов.

Осторожнее! Интервью слишком интересное, так что отложите все дела на ближайшие 15 минут.


— Дима, ты потерял ногу в 22 года, потому что в армии на тебя упала ракетная установка. Как такое возможно?

Вообще, я часто отшучиваюсь, что на меня напал медведь, или редкая медуза на съемках документального фильма съела ногу, сам чудом уцелел. Но на самом деле всё прозаичнее. В армии на меня свалилась ракетная установка С-300, которая оказалась неправильно установлена. Принцип простой: существует прицеп, к которому подъезжает машина и забирает установку, которая находится то в боевом, то в походном состоянии.

В тот злополучный день она стояла неровно, я проходил мимо, а она завалилась набок. Все случилось настолько быстро, что я не успел среагировать. Казалось, что под установкой я лежал вечность, а на самом деле, не больше 20 минут. После приехал кран, поднял ее с меня. К сожалению, сознания я не терял, помню абсолютно все, кроме момента самого падения.

Помню как кричал, молился, помню, как мне закрывали глаза, чтобы не смотрел на ногу, держали меня за руку, пытались отвлечь внимание. Всё как в фильмах. Отключился я уже в больнице, без ноги. Первое, что увидел: лицо мамы, которая мне сказала «сейчас XXI век, мы сделаем тебе самый лучший в мире протез»

— Какие были ощущения на момент падения установки?

Сам я очень позитивный, и это мне невероятно помогло. Помню, как в палату пришла девушка-психолог. Она начала задавать вопросы и внесла заключение: «психолог нужен мне, не ему». Но были, конечно, и неприятные моменты, страх. Однажды в больнице мне приснились фашисты, перестрелка, я даже описался во сне. Было очень стыдно. Но под такими препаратами, как я был, это нормально. В госпитале я практически сразу попросил отца принести гантели, очень хотел заниматься, ведь я всегда любил спорт. И, по сути, моя жизнь после травмы не сильно изменилась: я был активным человеком и им же остаюсь. Разве что у меня теперь больше друзей-инвалидов.

Существуют социальные моменты, связанные с ментальностью людей. Скажем, ты стоишь в больнице или в каком-то социальном учреждении, где у тебя есть право пройти без очереди, а тебя не хотят пропускать. Говоришь: «Я инвалид. Можно пройти без очереди?» Отвечают: «Нет, нельзя». Тогда говоришь: «Послушайте, я занимаюсь паралимпийским спортом. Вполне возможно, я буду скоро защищать нашу страну. Можно пройти?» Но оказывается, у нас некоторые люди вообще не знают, кто такие паралимпийцы. В Цюрихе на «Кибатлоне» я занял четвертое место.

В России планирую участвовать в «Кибатлетике», проекте компании «Моторика», куда меня зовут ведущим, но я готовлюсь именно к соревнованиям. Сейчас готовлюсь к чемпионату России по плаванию. Люблю греблю, кроссфит, бег, плавание.

— Твоё лечение оплачивало государство?

На тот момент я считался военным, получил компенсацию от Минобороны, её хватило на первый взнос на квартиру в Мытищах, где я живу и часть моего первого протеза. Вообще говоря, в этой истории был ответственный человек, но он растил ребенка, так что мы в семье решили судиться е с человеком, а с Министерством. Ногу за 3 миллиона я тоже получил «от государства». Но я воспринимаю это не как подарок, считаю, что свой протез я взял в аренду, я же, как и все, плачу налоги. Грустно думать, что деньги ушли на чиновничьи излишества, мне приятнее считать, что они пошли на доброе дело – ногу ампутанту.

Но такую ногу, как мне дают далеко не каждому. Чтобы получить ее, надо доказать государству, что ты активный гражданин, не сидишь дома. Многие ведь получают протезы и не ходят на них. Ставят в углу дома, чтобы пылился. На самом деле, без системы реабилитации, не так просто привыкнуть к протезу. Даже я свой новый протез до сих пор осваиваю, хожу, прихрамывая.

В этом смысле правильная система в Исландии, где сначала человеку предлагают пробный механизм, простенький, но с датчиками, по которым можно отследить, как часто ты им пользуешься. Когда сдаёшь тестовый протез, есть два варианта, либо показатели на уровне, тогда тебе выдают дорогостоящий классный протез, либо ты им не пользуешься, тогда к чему тебе протез за 5 млн?

В России же существует только какой-то опросник, в котором легко можно соврать. В моем случае есть вариант заглянуть в соцсети, но в большинстве случаев этого, конечно, не сделаешь. Если не врать, то нужно выбивать. Это опять тема с желанием и хотением. Если просто сидишь дома, тебе не принесут протез, который ты хочешь. Нужно приложить усилия.

— Какие льготы у тебя есть?

Моя пенсия – 15 тысяч рублей в месяц. Можно ходить в музеи бесплатно почти во все. Бесплатный проезд в транспорте, в Москве – везде, в вот в Подмосковье дают только четыре места в каждом автобусе, так что я борюсь за них с другими льготниками. Также есть бонус при получении шенгенских виз, можно не платить консульский сбор. Это работает и с сопровождающими, приводишь друга и говоришь, что он твой сопровождающий, вжух, и вы с визами. Иногда бывает бесплатная парковка в торговых центрах. Хотя, как правило, все занято неинвалидами. В метро тоже бывает по-разному. Я ведь имею полное право сидеть в вагоне. У меня нет ноги, есть удостоверение. Но здесь часто сталкиваешься с обвинениями ,так что я либо стою, либо, если очень устал, применяю коронный трюк.

На хамство и агрессию у меня есть секретный ход, особенно, когда после тяжелой тренировки я еду домой в трамвае или метро и на меня начинает кричать злобная «тетка»: в ответ на крики и причитания «молодой человек, постоять не хотите», я просто беру в руки протез и вращаю его на 360 градусов. Одни убегают в конец вагона, выходят, некоторые даже крестятся. Но большинству, конечно, становится стыдно. Поджимают губы, извиняются.

— Твой нынешний протез стоит 3 миллиона рублей, предыдущий – 2,5. В чем разница?

Всё как с гаджетами, каждый год выходит что-то новое. Нынешний мой протез, например, дольше держит заряд. К тому же он влагозащитный, я легко могу зайти с ним в душ, бассейн, даже в море. К слову, существуют протезы и дороже 4 миллионов. Такие единичные прототипы, которые умеют шевелить пальцами, которыми ты чувствуешь, гладкое это или шершавое, горячее или холодное. Я же свое кибер-ногой не могу такого испытать. Но даже если я и куплю подобный протез, то не смогу пользоваться, потому что придется постоянно жить в стране изобретения, связываться с разработчиками. Вообще, надо понимать, что протез – это конструктор. Мой, например, состоит из трех частей. Главная – гильза. То, куда вставляется нога. Ее создают по слепку в Москве. Дальше идет коленный модуль. Он немецкий. Потом стопа – исландская. Но под свои задачи можешь менять эти части – брать их от разных компаний, главное, чтобы было удобно киборгу. Например, если дать мою коленку какой-нибудь бабушке, она не справится с протезом, просто не поймет, как им пользоваться, не сумеет распорядиться всем функционалом.

— Что умеет твоя нога?

Все, что обычная. Нет никаких ограничений. Я могу бегать, ходить, играть в футбол. Удар у меня даже сильнее получается железной ногой. Недавно я даже освоил коньки. У моего протеза, как и у всех бионических, есть “мозги”, которые считают темп ходьбы, скорость, в некоторых установлен GPS. Всего у меня три протеза, один за 2,5 миллиона, но он сломан, уже исчерпал ресурс; второй – беговой, с изогнутой стопой; третий – повседневный, его я использую чаще всего, но до сих пор привыкаю, хожу неровно, прихрамываю. Стараюсь работать над этим каждый день.

— Как часто тренируешься сейчас?

Обычно я тренируюсь не менее пяти раз в неделю, иногда 10, по два раза в день, в зале и бассейне. За полтора часа проплываю около 3, 5 километров. Для этого специально приезжаю в «Олимпийский» из Мытищ.Я занимаюсь бесплатно в школе «Юность Москвы». Чтобы всё успеть просыпаюсь около 5.30, завтракаю, сажусь в автобус, пересаживаюсь на метро, занимаюсь, пью кофе, кушаю, еду на работу в редакцию.

Я могу проспать или выпить, но всегда вспоминаю: на меня смотрит кто-то. Я должен быть сильнее.

 

— Как ты попал в ролик Apple?

Все произошло совершенно случайно. Когда у меня появились часы и я начал с ними готовиться к чемпионату России, то просто так, ради шутки, решил отправить письмо в Apple, мол, пишет вам киборг из России, спасибо, все работает отлично. Уехав на отдых, совершенно забыл об этой «шалости».

И вдруг, немного выпив с друзьями на отдыхе открываю почту, а там письмо: «Привет, хотим рассмотреть твою кандидатуру для участия в нашей презентации». Конечно, я был счастлив и с радостью согласился.

По поводу известности, меня и раньше многие узнавали по инстаграму «о, идет железный человек!», а после рекламы многие стали подходить и говорить «я тебя знаю, видел тебя с часами, круто»

Ролик Apple, в котором снялся Дмитрий Игнатов

— Если бы мог вернуть прошлое, не пошел бы в армию, откосил?

Конечно, не пошел бы. Пошел-то только потому, что в моей семье служили все. Я получил повестку, это как вызов, подумал, вау, испытание самого себя. Только бессмысленное. Наша армия — бесцельная трата времени. За все время службы я держал оружие в руках два раза, все остальное время выполнял личные поручение начальства. Совершенно не военные. К тому же, я хотел служит военным журналистом, ведь до этого я работал журналистом в Петербурге. Но это как эффект бабочки: кому-то на транспортировочном пункте было лень заполнить лишнюю бумажку, так что меня отправили в ракетные войска. А вообще, поверни я время вспять, либо откупился бы, либо пошел на флот. Обожаю море, корабли.

— Во всем мире уже не скажешь disabled (инвалид), это считается оскорблением. Принято говорить physically challenged (физически ограниченный). В России ничего не изменилось. Каково твое отношение?

Лично меня это не задевает, в отличие от моей мамы, например. Все-таки правильнее говорить «киборги», люди дополненные. Любое изменение в человеке — киборгизация. Я считаю, что инвалиды – это, прежде всего, про космические технологии это мы те первые люди на планете, которые испытывают на себе новые гаджеты, чтобы вы, обычные, здоровые люди жили полноценной жизнью в будущем.При этом, конечно, невероятно печально, что в Москве даже пандусов толком нет. Единственный лифт в переходе, который работает – на Проспекте мира. Думаю, колясочники подтвердят, что с пандусами все ужасно.

Конечно, что-то в России для людей с ограниченными возможностями делается, только очень медленно. Летом ко мне не раз подходили с претензиями в духе «Какого черта ты в шортах?». Несколько раз, правда, случались веселые истории: люди пытались дать мне милостыню, просто так. Я тогда только учился ходить и был с костылем. На нем есть ведёрко, чтобы если руки заняты, можно было что-то положить. Пока я ходил с ним, мне трижды запихивали деньги. В метро парень даже обиделся, когда я не взял, назвав меня «зажравшимся». На моей родной станции Мытищи так вообще предлагали стоять и собирать милостыню. Зарплата фиксированная, 70к. рублей в месяц. Они до сих пор подходят ко мне время от времени, спрашивают, не созрел ли я.

— Ты мотивируешь многих людей, а кто и что мотивирует тебя?

Я лишился ноги в тот год, когда проходила Паралимпиада в Лондоне. Я лежал в госпитале, смотрел на ребят-паралимпийцев, очень захотелось пообщаться с ними, познакомиться. Хотелось, как они. Спустя время я снимал программу о том, где инвалиды могут заниматься спортом в Москве. Оказалось, кстати, что мест много, и все они бесплатные. Так вот, когда мы пришли в бассейн, я увидел легендарную Настю Диадорову, паралимпийскую чемпионку без рук. Тогда я понял, что мне необходимо остаться там. И я начал усиленно заниматься, нашел своего тренера. Сбылась мечта, так сказать. Еще я часто смотрю на зарубежный опыт, изучаю, как живут там ребята с протезами. Они делают все, что обычные люди откладывают на потом, не позволяют себе, поднимают тяжести,плавают, рискуют, поднимаются в горы.

Конечно, в России инвалиды другие, и все-таки очень разные. Некоторые очень активные: они плавают без рук, бьют свои же рекорды. Но при этом есть и те, которые всего боится, не хочет делать ничего. Мне многие пишут: «Как сделать первый шаг? Все будут косо смотреть и показывать пальцем на меня». Я уверен, что бояться не надо. Посмотрите, как живут инвалиды разных стран, берите пример или ждите лучших времен. Я уверен, что изначально себя нужно заставлять, потом это войдет в привычку.

Нужно договариваться с собой, устанавливать личные рекорды: «Сегодня я вышел из дома, завтра дойду до магазина». Если ты колясочник и живешь на пятом этаже хрущевки без лифта, нужно окружить себя правильными людьми. Я уверен, что они есть. Нужно просто кому-то написать или попросить. Люди в космос летают. И без двух ног на Эверест залезают, а тут пятый этаж. Просто мотивация требуется.

А вообще меня мотивирует все что угодно, собака моя. Книги, мама моя. Эмоции. А мама у меня замечательная. Я её очень люблю.

 

— Ты часто читаешь лекции о ребрендинге инвалидности. Каков основной посыл?

Все начинается с вопроса, с чем ассоциируется слово инвалид — с попрошайкой, который мешает окружающим, просит деньги и распространяет заразу, или с аморфным ничего не делающим домоседом, который паразитирует на других, правильно? Я стараюсь объяснить, что это не так. Далеко не все инвалиды такие. Есть и активные, умные, интеллигентные ребята, которые хотят совершенствоваться, приносить пользу другим. К сожалению, очень многие в нашей стране не понимают этого.

Я знаю множество случаев, когда друзья без рук или ног приходили в больницу а врачи им говорили «не пугай людей!». Особенно заметно это проявляется у старшего поколения, которое воспринимает человека по внешнему виду, правильный, неправильный, а отнюдь не по его по идеям и действиям.

Молодежь совсем другая. Мы выросли на других примерах. Помните «1+1», «Симпсонов», «Футураму», «Форреста Гампа», «Американского папашу»? Мы спокойно воспринимаем подобных людей. Поэтому сегодня инвалиды могут тусоваться в ночных клубах, это нормально. Правда, к сожалению, только в крупных городах.

Лекции очень популярны, потому что людям не хватает мотивации. Именно поэтому так популярен Ник Вуйч, даже при том что билет на его лекцию стоит 15 тысяч рублей.\

— Как думаешь, мог бы стать президентом? А хотел бы?

Мне часто задают такой вопрос. Политика — грязное дело. С другой стороны, о людях с особенностями вспоминают от случая к случаю, как и о ветеранах 9 мая. Я бы хотел изменить ситуацию. Стать депутатом, например. Возможно, когда-либо я бы и попробовал себя в политике, но только если вы будете голосовать за меня.

— О чём ты мечтаешь? Прямо сейчас, через год, через 5, 10 лет?

Прямо сейчас мечтаю о слоте на Босфор, но перекупщики продают за 70к, сволочи, при обычной стоимости в 7к. И победить на чемпионате России по плаванию, конечно же. В перспективе переехать куда-то к морю, рыбу ловить, с собакой своей играть. У меня французский бульдог. Это что-то невероятное!

Ещё я думаю, что людям нужно быть немного добрее. На остановках, в очередях, в обычной жизни, не только на словах, нужно улыбаться, думать, не причинишь ли вред и боль, и только потом что-то говорить, и тогда наше общество изменится, тогда мы эволюционируем.

 

 

Нравится Моторика? Присоединяйтесь:

Подписывайтесь на нашу рассылку





Поделиться с друзьями: