Кибер-дизайн: создавая будущее

Мы поговорили с нашим одиозным кибер-дизайнером Никитой Реплянским, чтобы узнать о том, что происходит с индустрией, и когда киборгом станет каждый.

Ольга Запивохина, пережившая трепанацию черепазакрывает показ коллекции «Киборг» бренда Gucci в Милане

Последние годы модные показы стали походить на фантастические фильмы. С одним отличием — это реальность. Теперь всё внимание приковано к киборгам XXI века: сверхлюдям, сумевшим сделать слабость силой.

Никита Реплянский с моделью своего кибер-протеза

— Второй год подряд на подиум Mercedes-Benz Fashion Week выходят модели-киборги. Вы, совместно с компанией Моторика, создали дизайн кибер-протезов, которые изумили fashion — публику. Откуда взялась идея?

Идея самовыражения людей с ограниченными возможностями при помощи высокотехнологичных протезов и других средств реабилитация захватывает меня уже 4 года. Меня вдохновляет трансформация тела и разума. В “Моторике” мы не пытаемся просто “починить” чье-то тело. Мы думаем о жизни человека с протезом целиком, коммуникации со средой вокруг него и другими людьми, ищем разные подходы к решению функциональных задач, исследуем новые возможности применения носимых технологий, помогаем нашим клиентам верить в себя, становиться сильнее, достигать свои мечты и, конечно же, меняем отношение общества к вопросу инвалидности.

Научная фантастика для меня — источник вдохновения и одновременно соревнование.

С 2008 года я работал в индустрии видеоигр художником и обрел немало полезных навыков, знаний, а главное умению учиться. Играя в современные игры можно очень многому научиться, не стоит относить их только к развлечению. Геймдев — это кипящая лаборатория дизайна и исследований международного творческого комьюнити. Поэтому, начиная новый проект, я всегда думаю о том как при этом удивить и своих профессиональных коллег по цеху, работающих в цифровой реальности. Это непросто, там тысячи сильных ребят.

Я делюсь концепциями с командой экстренного творческого реагирования в Моторике, мы находим то, что вдохновляет всех, и начинаем новый эксперимент. В публичных проектах, как с Mercedes-Bens Fashion Week, мы всегда ставим себе новую планку и делаем то, что еще не делали до этого.

На Mercedes-Benz Fashion Week мы показали два новых направления: прокаченный, технологичный протез с wi-fi модулем и встроенной миди-клавиатурой, и протез-модный аксессуар, с возможностью кастомизации украшений. Мне хочется, чтобы видя наши протезы, люди не просто не верили, что это сделано в России, мне хочется, чтобы они думали, что это фантастика, которая случается на их глазах, в их жизни.

— Какой была реакция на моделей и сами протезы? Не было ли страха у посетителей, не привыкших к подобному?

От посетителей модных показов, признаюсь, ожидаешь чего угодно, но не того, что мы увидели. Зрители буквально “облепили” наших моделей и долго не могли понять, почему протез нельзя померить. Им казалось, что это модные роботизированные перчатки, части костюмов супергероев, изысканные аксессуары, всё что угодно, но не протезы. И когда они понимали, что эти девайсы заменяют руки, они были шокированы, задавали десятки вопросов, спрашивали, когда появятся “дополнительные” руки для полностью здоровых людей.

Оказалось, что стать человеком дополненным, кибер-человеком, хотят очень многие. И далеко не только из функциональных соображений.

Подобная реакция оказалась приятным сюрпризом, как для меня, так и для инженеров. К слову, это единственная на сегодняшний день компания в России, которая создает подобные протезы и помогает тем, кому они нужны, получить их бесплатно, за счёт государственной компенсации.

— Как создаются эти протезы?

У нас был примерно месяц, когда мы приняли решение участвовать в проекте Fashion Futurum. Проект начинается с посева идей. Я формирую облако концепций, с которыми будет интересно работать. Далее мы ищем моделей, которые хотят разделить нашу инициативу. Когда модели утверждаются, мы понимаем с каким типом протеза будем работать. Начинается брейншторм на базе первичных наработок уже совместно с инженерами, мы приходим к общему знаменателю и начинаем производство.

Цифровая часть производства — это микс из разных программ, служащий двум задачам: визуализация дизайна до производства и создание 3д модели под 3д печать, которая будет готова к последующей постобработке, сборке и интеграции непечатных компонентов. Далее проект начинает жизнь в физической реальности и мы продолжаем его дорабатывать вместе с инженерами. Над этим проектом мне активнее всего помогали: Алексей Шиков по проектированию механики, также подключился мой хороший друг Александр Парамонов, разработчик электронного модуля. Он не в составе Моторики, но принимает участие в очень многих моих проектах. Ну и конечно много помощи было от моториканцев по разным прикладным задачам.

Мы делаем разные протезы. Я создавал дизайн основных линеек. Поток клиентов большой, каждый протез уникален, изготовлен по индивидуальным размерам.

Инженеры тоже становятся дизайнерами и вносят корректировки по просьбам и интересам клиента. Они подчеркивают личность человека, отражают его интересы, вкусы.

Я продолжаю разрабатывать новые рабочие линейки и экспериментальные модели. Мне не понятно, почему у человека, в которого нет части руки или всей руки должен быть один протез. Я убежден, что это может стать отличным способом самовыражения. Скажем, я обожаю хорошие кроссовки. Удобные, красивые, разные. Почему у киборга должна быть одна рука? Протез — это его “фишка”, то, что позволит ему отобразить своё я. Эти ребята могут ходить, высоко подняв голову, это сильные люди, прошедшие через многое, и они задают тренды. У нас очередь на съемки.

— Если затрагивать практическую сторону, насколько востребованы подобные протезы в России?

Сейчас поступает около 100 запросов в месяц — при том, что в России 60 тысяч нуждающихся в протезах человек. И ещё десятки тысяч — в странах СНГ.

Наши потенциальные клиенты начинают понимать, что протезирование может быть очень разным. У каждого свои цели: кто-то хочет более нейтральный протез, кто-то, наоборот, хочет быть центром внимания. Недавно одна из наших клиенток призналась, что она действительно стала особенной и сейчас живет очень яркой жизнью.

— С одной стороны, многие проявляют интерес к киборгам, трансгуманизму, хотят ими даже стать. С другой стороны, в обществе остается проблема неадекватного отношения к инвалидам, даже если те выглядят как киборги, притягательно для современного человека, поколения marvel. На твой взгляд, мир, в котором киборги и обычные люди гармоничны в эмоциональном восприятии друг друга, возможен?

Если говорить именно о протезах, необходимо формировать моду на ношение протезов среди тех, кому они нужны, в первую очередь. И такие как я, дизайнеры, фотографы, блогеры, как раз могут помочь в формировании тренда.

Многие не понимают того, что функциональность для человека, у которого нет руки, либо же ее функции ограничены, не единственный важный фактор. Именно по этим причинам, удобный и привычный многим пациентам крюк — не заменяет того, чем протез должен быть — высокотехнологичным функциональным аксессуаром, эстетически красивым, позволяющим самоидентифицировать человека.

Огромное число людей, которым нужен протез не знают о том, что свою слабость можно сделать силой, они не понимают того, что это может стать преимуществом. Просто потому что нет сформированного тренда. Он есть зарубежом, но не в России.

Мне хорошо знакомо ощущение дуальности болезни. Я перенес онкологию в 22 года, год провел в больнице, добрую часть времени просидев в инвалидном кресле. Я хорошо понимал, что либо умру, либо ситуация, произошедшая со мной, изменит меня, станет трамплином моего развития, точкой роста. Я выбрал второе. Сделал болезнь преимуществом. Пройдя болезнь я бросил все силы на развитие собственных навыков, чтобы изменить мир в том, что получается у меня лучше всего — через образ и эстетику приближать будущее, фантастику адаптировать в реальность.

И хотя у меня, как у любого, случаются кризисы веры, периоды, когда я думаю, что говорю с обществом на разных языках, я не перестаю идти к цели. Мы отстаем от передовых стран во всем, что касается киборгизации, трансгуманизма. Но в наших руках менять это. И я уверен, что протезы, которые мы делаем, еще сыграют свою роль в этой фантастической саге превращения запуганного и невежественного общества в открытый, свободный мир, где быть дополненным человеком — значит быть нормальным.

Проекты Никитыhttps://www.behance.net/replyanski, https://www.instagram.com/n.replyanski/

Нравится Моторика? Присоединяйтесь:

Подписывайтесь на нашу рассылку





Поделиться с друзьями: