Протез руки «КИБИ»: на равных

Максим родился с внутриутробным недоразвитием верхней и нижней конечности, но по счастью был усыновлен семьей Михайловых. Это история обычной екатеринбургской семьи, которая не считает свою историю необычной. Рассказывает мама Максима — Инна:

«Наша история началась, когда мы увидели сюжет по телевизору, о том, что 2-летний ребенок в детском доме без родителей живет.

У Максима внутриутробное недоразвитие. Ребенок был желанным. Беременность нормальная. Родился — оставили. Это все, что мы знаем. Генетик посмотрел, сказал, что не генетическое. Почему недоразвитие произошло — неизвестно.

xyVTqPGuflk

Мы подумали, на что он обречен без родителей, к сожалению. Ведь любому человеку нужны какие-то пробивные силы. Ребенку нужна защита, нужны те, кто будут прокладывать ему дорогу на первых порах. Мы поняли, что если ничего не предпримем, то уже, наверное, не сможем спокойно дальше жить. Мы нашли этого мальчика, быстро-быстро оформили документы. Ничего не могу сказать: опека нам очень помогала, они были заинтересованы в том, чтобы ему помочь. Мы чувствовали, что все, кто этим занимался, искренне хотели, чтобы у Максима была семья.

И вот он появился у нас. Мы были очень рады и нас ничего не пугало. Оказалось, что все можно преодолеть, все необходимые пути можно отыскать. Во-первых, мы хотели поставить его на ноги, сделать ему протез ноги. Во-вторых, его нужно было реабилитировать психологически. После детского дома ребенок просто не знал ничего. Любой выход из четырех стен — это уже было для него революционное событие. Первое время мы конечно больше его обучали.

На равных

У нас есть еще один сын — Федор. Он на год старше. Тот не делал и не делает Максиму никаких скидок. Они вместе играют в футбол, катаются на роликах, на велосипедах, вместе ходят на плавание. Они могут и подраться, побороться, потому что они на равных.

Untitled-1

Когда мы взяли Макса, он был очень слабенький. В 2 года и 3 месяца он не мог стоять одетый — у него просто не хватало сил. И нам сказали: вас спасет плавание. Сколько мы сломали копий, чтобы попасть в ближайший к дому бассейн! Руководство бассейна было категорически против. Нам сказали: нам не надо никаких детей-инвалидов. Наши просьбы не оказывали никакого воздействия. Люди не хотели проблем. А вдруг он упадет? А вдруг с ним что-то случится? В таких случаях люди не хотят помогать, так как не хотят себе проблем. Но в итоге нас взяли. Он ходит в группу с обычными детьми, которые, кроме того, старше его на год. У них набор был 55 человек, на итоговых соревнованиях Максим занял 37-ое место. Проплывает за тренировку минимум по 600 метров.

7jef4mE0DOU

Сейчас Максим очень подвижный и активный парень. Он не считает, что он какой-то не такой. На соревнования по плаванию он всегда идет с намерением победить. Но дети старше его, они плавают быстрее и он искренно расстраивается. У него нет реакции: «Конечно, ведь у них есть руки-ноги». Он расстраивается: «Почему я не победил? Я должен был!».

Я помню, как мы устраивались в садик. Уже была объявлена «Доступная среда», инклюзивное образование, но, когда я пришла в садик, заведующая очень долго говорила мне, как было бы замечательно, если бы мы пошли в какой-нибудь другой садик. Но я твердо сказала, что мы пойдем в этот садик, и больше никаких препятствий не было. Все было прекрасно, нам шли на встречу, Максима отпускали на плавание посреди дня. Со школой еще проще. Сейчас мы идем в первый класс обычной школы, документы у нас спокойно приняли.

Быть необычным

Мы ему говорим: да, конечно, ты необычный. Ты не такой, как многие. Так же, как толстый человек — не такой, высокий человек — не такой, на них всегда будут обращать внимание. Он уже понял, что главное первую реакцию пережить. Показать всем желающим — руку, ногу. Как любопытство удовлетворено — теряется интерес, потому что дети видят, что он бегает, как они, думает, как они, и интерес к его особенностям пропадает.

Про протезы

Сейчас Максим уверенно ходит на протезе. Протезами рук мы довольны меньше. Тяговый протез практически не работает. Временами отцепляет руку и использует её как дубину.

HJ4GhQHznZg

Протезы «КИБИ» Максиму сразу понравились, они необычные и интересные. Как только их увидел сказал, что они ему нужны. Мы только за. Если что-то позволяет улучшить качество его жизни — мы сделаем это.

Мы рассчитываем, что свой протез руки «КИБИ» Максим получит в следующем году, когда мы завершим сертификацию тягового протеза плеча.

Не мы осчастливили Максима, а он — нас

На сегодняшний момент мы не видим для него никаких препятствий в его жизни. Вообще, я не считаю, что у нас какая-то особая история. Он ребенок как ребенок. Просто живет. Просто растет.

Мы часто с мужем обсуждаем и приходим к выводу, что не мы осчастливили Максима, а он — нас. Сколько мы узнали о людях благодаря нему! Мы узнали, что людей хороших все-таки много. Рядом с Максимом на мир стало смотреть приятнее.

Нравится Моторика? Присоединяйтесь:

Подписывайтесь на нашу рассылку





Поделиться с друзьями: