Реабилитолог рассказала о том, зачем на самом деле нужны протезы

Меня зовут Алина Кузякина. Я врач-реабилитолог российской компании «Моторика». Моя задача — сопровождать пациентов до, после и во время протезирования. Чаще всего — удаленно. Обычно я знакомлюсь с пациентом, оцениваю его состояние, даю рекомендации, оставляю контакты, чтобы «держать связь». И стараюсь сделать всё, чтобы те, кто нуждается в протезах рук, пользовались ими и, если возникают сложности, могли бы их решить.

Алина Кузякина, врач-реабилитолог «Моторики»

Стоит сказать, что большинство детей, которым требуется протезирование, имеют склонность или уже сформированные проблемы с осанкой — искривления позвоночника, нарушения мышечного корсета.

Почему так происходит? Когда одна ручка используется ребёнком меньше другой, организм находит возможности адаптироваться к этой особенности, изменяя положение лопатки и усиливая мышцы корпуса с другой, «рабочей» стороны. Изменения так называемого «мышечного корсета» ведёт за собой изменение положения и изгибов позвоночника, формируется сколиоз.

В первое время появляется небольшая сутулость, небольшое нарушение осанки, разноуровневость плеч, асимметрия частей тела. Как правило, родители относятся к этому, как к особенности ребёнка, медицинскому диагнозу, который не требует особого внимания. Но со временем нарушения становятся видны невооружённым глазом, фигура взрослеющего ребёнка заметно изменяется, на поздних стадиях заболевания появляется межрёберный горб, деформируется грудная клетка.
Выраженный сколиоз почти всегда сопровождается болевыми ощущениями, которые возникают сначала после физических нагрузок и при долгом статичном положении тела. Потом они нередко начинают носить постоянный характер. Дети часто начинают жаловаться на быструю утомляемость. Во взрослой жизни им придётся значительно корректировать свой образ жизни: нельзя делать резких движений, поднимать тяжелые предметы. Под запретом окажутся многие виды спорта.
Сколиоз, в зависимости от его расположения, может вызвать и более грозные осложнения — защемления нервов, смещение и заболевание внутренних органов и другие состояния. Исправлять сложившийся сколиоз очень сложно. Это одно из тех заболеваний, которое легче предотвратить, чем вылечить.


Как предотвратить сколиоз у детей с особенностями строения верхних конечностей, такими как аплазия, гипоплазия или ампутационные? Ответ очень простой: просто носить протез!


Использование в повседневной жизни протеза заставляет обе руки работать одинаково. По возможности необходимо также выполнять специальный комплекс упражнений, очень полезно заниматься плаванием. Но важно понимать, что если ребёнок будет уделять физическим нагрузкам и упражнениям всего полтора — два часа в день, а всё остальное время будет использовать только одну руку, большого эффекта не будет.

Вот почему реабилитологи большое внимание уделяют диагностике и профилактике развития сколиоза, стараются много рассказывать родителям об этом, объяснять пациентам необходимость носить протез.

Спорт абсолютно необходим. Но при этом, спорт — история очень индивидуальная. Подбирать его необходимо исходя из особенностей здоровья ребёнка, его интересов и возможностей семьи. А будет ли этим индивидуальным выбором ЛФК, плавание, обычный фитнес — зависит от тех нарушений, которые уже сформированы. К тому же огромное значение имеет квалификация тренера или инструктора.

Наиболее частой рекомендацией является плавание, но надо понимать, что есть дети, которым противопоказаны интенсивные занятия в бассейне без присмотра квалифицированного тренера. Почему? Если ребёнок привык использовать одну ручку больше чем другую, если длина рук значительно отличается, то мышцы спина и живота с одной стороны будут работать гораздо больше, чем с другой, — по закону физики — просто потому что различается длина «рычагов». Что, в свою очередь, только усугубит уже сформированные нарушения осанки. Поэтому важно, чтобы опытный тренер или врач подобрали комплекс, который будет помогать развивать обе стороны тела, так что в такой ситуации его квалификация имеет, зачастую, ключевое значение.

Кроме того, если мы будем рекомендовать ребенку, который ненавидит воду, занятия в бассейне, мало вероятно, что наших рекомендаций будут придерживаться. Так ведь? Такая же история с возможностями семьи — если в вашем городе нет легкоатлетического комплекса, рекомендовать ребенку занятия лёгкой атлетикой — бессмысленно.

 

Алина Кузякина, врач- реабилитолог «Моторики»

И, хотя, как такового реабилитационного курса в «Моторике» на сегодняшний день нет, то есть нет оборудования и помещений, у нас есть консультации во время протезирования и удаленное сопровождение. В будущем мы разработаем реабилитационную программу и, надеюсь, сможем сотрудничать с действующими реабилитационными центрами. В перспективе мы также хотим создать летнюю программу активной реабилитации, вроде летнего лагеря, куда дети могли бы приезжать или приходить, вместе общаться, играть, готовиться к протезированию, а мы бы в игровой форме учили их пользоваться протезом, привыкать к нему.

 

Алина Кузякина, врач- реабилитолог «Моторики»

Самое сложное — мотивировать ребенка носить протез. Как правило, дети, которые к нам приезжают, абсолютно всё умеют делать самостоятельно, они давно привыкли и адаптировались к своей особенности здоровья. И это, конечно, здорово. Но не значит, что им не нужен протез. Не только для предотвращения сколиоза. Важен и психологический аспект, социальное восприятие. Совсем другое самовосприятие. К тому же, протезы, действительно, удобные. И красивые, в отличие от большинства своих «собратьев».


Но вот передо мной ребенок, активный, самостоятельный и горячо любимый родителями. Я надеваю ему протез, играю с ним, объясняю , почему его важно носить, тщательно подбираю индивидуальные рекомендации по привыканию к протезу. И малыш уезжает домой. Потом, примерно через две недели, я звоню маме и чаще всего слышу, что протез надевают не чаще нескольких раз в неделю, потому что без него удобнее.

Так происходит по многим причинам. В первую очередь потому, что за неделю ребенок уже успел наиграться с новой классной штукой, но не успел привыкнуть к ней в повседневной жизни.

Потому что привыкание ко всему, даже очень хорошему, это тяжелый и интенсивный труд, причем не только ребенка — для всей семьи. Вспомните, сколько времени занимает у вас привыкнуть раньше ложиться или бегать по утрам? Минимум 21 день.

Ребенка мало впечатляют наши рассказы о здоровой и ровной спинке, а родителям кажется, что сколиоз — это точно не про них, сейчас же все нормально, но сказок, к сожалению, не бывает. Здоровое тело редко кому достается просто так, без усилий и работы над собой.

И, как кубики пресса требуют усердной работы, так и здоровое тело и ровная спина малыша с особенностями требует определенных регулярных действий. Поэтому мы как мантру, постоянно повторяем: протез необходим.

И именно поэтому мы призываем родителей наших пациентов приложить максимальные усилия, чтобы постепенно ввести протез в повседневную жизнь ребенка. Это непросто, но вполне реально. И у нас есть блестящие примеры семей, которые с этим справились. А мы всегда рядом, готовы помочь и поддержать.

Кроме того, сложным моментом является возраст ребёнка. Мы протезируем детей, начиная с двух лет. Да, ребёнку в таком возрасте сложно усидеть, сложно объяснить, удобно ли ему в протезе или нам нужно что-то подкорректировать. Но чем раньше протезируется ребёнок, тем больше шансов, что он сможет привыкнуть использовать протез каждый день, а это очень важно. Поэтому мы ищем подход к каждому малышу — смотрим мультики, рисуем, собираем конструктор, рассказываем сказки, любимая у многих — про ручку, для которой мы строим туннель.

Как правило, даже самые маленькие дети, во время наших реабилитационных занятий перестают боятся, включаются в игру. Для для меня это один из самых приятных моментов во всем процессе протезирования. Ты видишь, что ребёнок открывается, начинает улыбаться и доверять тебе. После этого дело идёт гораздо легче и быстрее.

К нам часто приходят дети, которых протезировали в другом месте, где их до смерти напугали. Они начинают плакать, что называется, «с порога», как только понимают, что им предстоит. Но и с подобными реакциями, которые не назовешь иначе, как травмой, можно справиться.

Не существует ребёнка, к которому невозможно было бы найти подход. Нужно просто время и немного любви.

В сфере реабилитации редко оказываются случайно. Для детского врача любой специализации любовь к детям — ключевой момент в работа. Без этого чуда не произойдёт. Особенно, когда вовлечен в историю семьи долгое время. Реабилитация вообще очень сильно отличается от «мгновенного спасения жизни».

Это весьма непростая специализация. Я бы сказала, что реабилитация балансирует между медициной, психологией, социологией. Требует максимально широкого мышления и комплексного подхода. Врач должен погрузиться в историю семьи, понять и принять их счастливые и грустные моменты, посмотреть изнутри, чем можно помочь, что стоит изменить, а во что лучше не вмешиваться.

И если случается увидеть, что радостных моментов стало больше — ты сам становишься счастливее. Появляется невероятный стимул, мотивация развиваться, ещё больше работать.

Конечно, в этой отрасли медицины, как и в других, много проблем. Ведь, по сути, система эффективной помощи строится с нуля, переписывается нормативная база, появляются новые специальности, ведётся работа с родителями, потому что за долгое время существования неэффективной модели реабилитации, семьи утратили веру в это направление медицины.

Многие родители не понимают, зачем нужна реабилитация их ребенку, потому что долгие годы их или их родственников «гоняли» в санатории, окунали в «чудотворные ванны», проводили бессмысленные занятия в огромных группах, да и это приходилось выбивать «кровью и потом».

Объяснить таким людям, что реабилитация — совсем не про «это вот все», — уже очень сложно. А между тем реабилитация — это про жизнь.

Вот что такое, скажем, реабилитация для ребенка без кисти руки? Для него реабилитация — это налить своей особенной ручкой утром чай, так как он сам хочет, столько и тогда, когда хочет. Это значит не прятать на детской площадке свою новую кибер-руку, спокойно объяснять сверстникам, как вышло, что они отличаются, понимать, как проживают это мама, папа, бабушка или старший брат. Знать, как вести себя в кризисной ситуации. Реабилитация — это предотвратить осложнения и сделать человека счастливым.

Наверно, чтобы это понять, надо увидеть по-настоящему хорошую, стройную систему оказания реабилитационной помощи, с первоклассными специалистами, с индивидуальным подходом, с непрерывностью процесса, с работой с семьей, с погружением в нее. Такой системе оказания помощи я училась в Канаде, сейчас я пишу магистерскую диссертацию по организации и управлению здравоохранения. Подбираю лучшие модели, собираю воедино все необходимые комплексы мер, стараюсь докопаться по сути проблем.

Могу точно сказать, что прогресс в этом направлении в нашей стране есть, а рецепт, на мой взгляд, простой — «не оставляйте стараний, маэстро!» Идти дальше, работать и не сдаваться.

Нравится Моторика? Присоединяйтесь:

Подписывайтесь на нашу рассылку





Поделиться с друзьями: